Самое свежее

Сидеть дома – лучше, чем просто сидеть. Политические анекдоты Александр Маленков. Отношения с пожилыми родителями Страшная месть Медведева Эль Мюрид. Основной вопрос: «Когда?» Александр Росляков. Чарующая сила кулака: бьет – значит, полюбят! «Война и идиот». Политические анекдоты

Возмездие за принуждение к состраданию жертвам Холокоста

  • Примо Леви – автор классических произведений о нацистских лагерях уничтожения. Он всерьез задает вопросы, которые бесчисленное количество раз задавались как риторические: «Запомнит ли мир ужасы Холокоста? Извлечет ли из них необходимые уроки?»

    Постоянные преувеличения злодеяний Израиля европейской печатью – расплата за принудительные поклоны, которые та же самая печать вынуждена отбивать жертвам Холокоста. И это, увы, тоже нормально: для каждого человека главными являются события его собственной жизни. А следовательно – и собственного народа.

    Попытки же заставить людей жалеть другого больше, чем хочется, могут вызвать лишь неприязнь и к воспитателям, и к тем несчастным, принудительного сочувствия к которым эти самые воспитатели добиваются. Эгоизм – свойство человека, позволившее ему выжить среди ужасающих испытаний, от начала времен ниспосылаемых щедрым провидением, и отказаться от него человеку не многим легче, чем отказаться от пищи и воды.

    В человеческом мире нет ничего ненужного – все, что делается людьми в течение долгого времени, делается с какой-то важной целью. Важную функцию в лагерях уничтожения выполняла и «бесполезная жестокость». Она должна была расчеловечить будущие жертвы, сделать их отвратительными: это не люди, это – свиньи. Для этого и следовало раздевать их догола, лишать отхожего места, чтобы им приходилось справлять нужду, где придется. Примо Леви не первый, кто отмечает, что труднее было сломить людей, обладающих верой – религиозной или политической: воодушевляющие иллюзии – тот невидимый озоновый слой, который защищает нас от безжалостного света правды, от ужаса нашей беспомощности и эфемерности. Зато нет и таких жестокостей, на которые люди не решаются, когда чуют опасность для своих спасительных грез – тут-то и начинаются расправы с еретиками и уклонистами… Собственно, и уничтожение евреев было защитой воодушевляющих химер немецкого народа.

    Для любой системы воодушевляющих иллюзий обычно имеются три главных источника опасности: обновление образа жизни, приток носителей иной культуры (иных сказок) и рационалистический скепсис. У евреев, на их беду, наличествовала вся триада.

    В этой стандартной ситуации и был запущен стандартный механизм – оборонительная триада, при помощи которой люди во все времена защищали и будут защищать свои воодушевляющие фантазии.

    1) Чтобы развязать себе руки, успешного конкурента объявляют врагом;

    2) чтобы обесценить его мнения, его опускают – лишают высоких мотивов, превращая в сгусток корысти и злобы;

    3) чтобы не допустить себя до сострадания, его расчеловечивают – отнимают его человеческий облик.

    Этот механизм так прост, надежен и бесконечно воспроизводим, что на простые вопросы Примо Леви напрашиваются такие же простые ответы.

    Запомнит ли мир ужасы Холокоста? Не запомнит, ибо помнить о них слишком мучительно. Извлечет ли из них уроки? Не извлечет, ибо они разрушат защитный слой утешительных иллюзий. Может ли это повториться? Сколько раз потребуется, столько раз и повторится. Разрушительная триада всегда будет порождать оборонительную: объявить врагом, опустить, расчеловечить.

    Можно по этому поводу сокрушаться, можно негодовать, но так было, есть и будет; немцы всего лишь показали, на что способны нормальные приличные люди. Никакая умирающая химера не станет церемониться, нанося последний, решительный удар. В нашей власти лишь не дразнить ее сверх меры – если понимать под мерой естественный ход вещей. В кризисной ситуации, когда народ подвергается мощному воздействию двух первых пунктов разрушительной триады – мучительному обновлению и массовому притоку чужаков, – осмеивать его защитные иллюзии означает по мере сил приближать триаду оборонительную.

    В кризисной ситуации не нужно подвергать людей экзамену на великодушие, терпимость и самокритичность – они еще ни разу его не выдержали; вот, пожалуй, тот главный «урок Холокоста», в котором укрепил меня Примо Леви.

3

Комментарии

4 комментария
  • Викентий Щеглов
    Викентий Щеглов13 ноября 2023 г.-1
    Перемудрил автор, ох, перемудрил.
  • Юрий Борисов
    Юрий Борисов14 ноября 2023 г.+1
    Лица некоей нацональности прикрывались Холокостом,как крестоносцы всепрощающим именем Христа.Нормально думаещему новому поколению, такая обязательность сверх жалости в смеси со сверххитрожопостью надоела.Отсюда трехсоттысячные митинги протеста в Лондоне.Как бы не повторилась средневековая история Европы,когда из Испании выперли всех представителей "Богом обиженного народа" Даже не обидно,а смешно-самая пострадавшая народность во время Второй мировой войны!