Самое свежее

Александр Росляков. Градус насилия в РФ все выше, и выше, и выше Вадим Жук. Убитые во сне проснулись дети Андрей Нальгин. Как на Руси стать генералом? Алексей Рощин. Пенсиями больше не отделаемся? Аббас Галлямов. Почему Путин отказался от плана обменять Навального Александр Росляков. Добить и перебить

Всевидящий глаз

  •  

    Сказка о вкусной и здоровой жизни с неожиданно хорошим концом и плохим прогнозом.


                                    "Наследить - это ещё не значит оставить

                                       после себя след".

     

    Во времена досюльные, когда телефоны были дисковыми, а радио - проводным, когда газеты были бумажными, а окна и полы - деревянными, когда зажигалки работали на бензине, а сигареты были на табаке, когда сиськи были натуральными, бабы в банях давали, в полях рожали, а потом пахать бежали, когда на голове были волосы, а во рту - настоящие зубы, когда пальмовое масло было только в пальмах, водка была вкусной и полезной, когда сыр был сыром, а не сыроподобным продуктом с дырками, а молоко делали коровы в некотором царстве, в некотором государстве жил старик со своею старухой у самого синего моря. И было у него три сына: двое – умные да работящие, а третий, красоты неписаной - Прокурор. У вьюноши этого диковинные очеса были: одно око спящее, а другое – всевидящее. Спящим глазом он окромя своего носа ровно ничего существенного не видел, а всевидящим - видел всякий вздор да протча безделицу.

    В царстве этом исстари было заведено: как только появится на свет при родах мальчонка с головкой тыковкой, пузцом кругленьким, сытеньким, носиком пуговкой, язычком востреньким, ушками лопушком, двумя глазками - спящим и всевидящим, так тотчас в ревизских сказках записывают: «…непременно, родился Енерал либо, на худой конец, Прокурор». И потом дожидают, когда он ума - разума наберётся и в совершенные лета впадёт.

    Так и тут случилось. Не успел мальчишечка с горшка слезть, как ему сей же момент доложили:

    - Пожалуйте! В чудотворном уездном городке Лохово предвидится вакансия. Ах, уж Вы сделайте милость попрокурорте там чуток.

    Приосанился пиренёк, взял в руки котомку, поклонился в пояс отцу - матери и отправился Отечеству верой и правдой служить. И, не говоря худого слова, сейчас же, засучив рукава, за соблюдением законов надзор осуществлять принялся: спящим оком ни пса не видит, а всевидящим видит свинячью петрушку да сущую безделицу.

    Долго ли, коротко ли так шло - только приметили лоховские чиновники, ваятели - камнетёсы, душегубы - грабители и протчие пузогреи, что мальчишечка их ежедневно всевидящим оком из окна своего кабинета разглядывает и индо заколдобились, сей момент испужались. «Ох, и лютой, ох, и лютой!» - говорят. Сели в трактире думы думать, как это дело решить вполне благополучно с пользой для себя, сирот убогих. Самый мудрый из них - мэр сказочного городка, Павел Сергеевич Доля, предложил укрыться всем скопом под сенью спящего прокурорского глаза. Как решили, так и поступили.

    И сделалось со всевидящей стороны будто в раю - так чисто, благолепно и пригоже, словно ни душегубов, ни татей, ни взяточников отроду в городке Лохове не было, а были и есть только лгунишки, мелкие проходимцы, ханжи и бражники да протчий неугодный элемент, на которых Прокурору, собственно говоря, наср**ь с высокой колокольни.

    И пошёл мальчонка по судебно – административному полю молоденьким кочетом похаживать, свысока поглядывать, весело посвистывать да в потолок поплёвывать: главное – вовремя высокому начальству красиво «прокукарекать», а там хоть и не рассветай.

    Раз видит: стоит обыватель и криком кричит, убивается: «Разбой, грабёж средь бела дня! Землю казённую за копеечку отдают! Вон они хищники, разбойники! Хватайте их, Прокурор Злобиславыч!»

    - Где хищники? Это кто посмел государеву землю задарма отдавать? Подать сюда разгильдяев немедля!

    - Да здесь они! Вон он, злодейский народец! В казённом здании упрятались, пряники печатные жуют, бражкой медовой запивают да посмеиваются. Ишь сколько земли у казны украли!

    - Брешешь ты, как сивый мерин! Это не народ. Это хуже народа - это лучшие люди города: честь, совесть, цвет и соль Лохова! Это ты злокозненно, мерзавец, поклёп наводишь, чтобы принцип собственности подорвать. Отправить этого змеевидного охламона в кутузку. Да всыпать по первое число.

    Шествует дальше, слышит: «Помилуйте, Прокурор Злобиславыч, одолели чиновники да ваятели – каменотёсы. Ассигнации за новые хоромы промеж собой врозь тащат. Казне убыток создают. Вон какой домино пузогрею Доле на краденные деньги взбодрили!».

    - Это ты нарочно, бездельник, несущественными претензиями власть затруднить хочешь. Взять его, обормота, под арест.

    Дальше - больше…. До важного государственного дела дошло - портрет высочайшей особы в подмётном, воровском, лубочном издании лихоимцы поместили со словами подлыми, лукавыми, плутовскими, якобы высочайшей особе принадлежащими. А мальчишечка глянул на картиночку с изречениями спящим оком и не увидел ничего предосудительного. А на жалобщика накричал как шалый: «Взять его! Связать его! Замуровать! Законопатить!»

    Таким манером Прокурор Злобиславыч день – деньской и мается, блажной, - смотрит, как законы обыватели блюдут. А в ночь ляжет на полати и умышляет: «Всех татей, лиходеев, разбойников, грабителей и прочих злоупотребителей с помощью всевидящего ока в пух и прах рассеял, а подрывателей государственных устоев в кутузку упрятал. Надеюсь, что высшее начальство, со своей стороны, оценит мои скромные труды».

    Долго ли, коротко ли так шло: день до вечера – красно солнышко до закату, только начал он подмечать, что на оба уха слегка припадает, а всевидящий глаз постепенно слипается. Стало быть, так уж в Лохове повелось, время подошло в народные депутаты, али на новую службу поспешать, покуда нюх не утратил.

    Надел пинжачишко штопаный от «Francesco Smalto», порточки латаные «Rainbow», лапти лыковые «Barker», почти не ношеные, онучи стиранные "AVANI", цветасту рубаху подпоясал кушаком, мамкиным полушалком выю подвязал заместо галстуха, накинул пальтишку «Brioni» с чужого плеча, взял краюху хлеба, сала шматок, три головки чеснока и отправился в Собрание Законодательное. Едет на своей колымаге и думу думает: какой такой сон на первый раз он, сидючи в Собраниях, увидит?

    Покуда Прокурор Злобиславыч до Народного Вече неспеша добирался у него всевидящий глаз окончательно слипся.

    Глянул на него депутатский начальник и заявил: «Не про всяких калек у нас место в Собраниях припасено. Воротись - ка ты, убогонькай, домой, в распрекрасное Лохово, ухи прочисть, к знахарю - глазнику сходи, бражки забористой ковша два - три вдарь, да ложись к бабе на полати... Поляживай, капустку поядывай, сухарики похрустывай и бабу поглаживай. У нас нонче новое требование вышло: чтобы голова и протчие члены на своём месте в полной сохранности были, а глаза и ухи – у всех чтобы настежь!»

    Кто эту сказку мне сказывал, всё своими глазами видывал. Кто не верит – пусть проверит.











0