Самое свежее

Александр Росляков. Градус насилия в РФ все выше, и выше, и выше Вадим Жук. Убитые во сне проснулись дети Андрей Нальгин. Как на Руси стать генералом? Алексей Рощин. Пенсиями больше не отделаемся? Аббас Галлямов. Почему Путин отказался от плана обменять Навального Александр Росляков. Добить и перебить

Санкт - Галленские хроники

  •                                               Санкт – Галленские хроники.

     

     

     

     

                                              «Форменным идиотам положены форменные сапоги».

     

     

     

    Чистенький, уютный городок на берегу живописного Боденского озера в Восточной Швейцарии… Он лечит нервные души и успокаивает горячие сердца. В нём много красивых отелей, старинных домиков, а иностранцев, наверное, больше, чем местных жителей.

    Великолепный вид на скалистые горы, красивые парки и скверы, отменное швейцарское вино, отличное пиво, изумительный сыр, хорошенькие продавщицы жареных сосисок и колбасок – всё это способствует прекрасному настроению.

    В один пригожий вечер на террасе виллы, за столиком из чёрного мрамора, сидело двое русских. Они пили водку, закусывали, шумно и обстоятельно беседовали. Оба приехали сюда на ПМЖ из далёкого российского Ушлёпинска.

    Сквозь густые ветви пахучих лип кротко лился на них дремотный свет луны. Лёгкий ветерок, предвестник вечерней зари, давно умолк и не шевелил верхушки деревьев. В старом центре города, на Roter Platz, играла музыка. Галленцы праздновали годовщину какого – то события.

    Бывшие ушлёпинцы выпивали, регулярно закусывали, беседовали, вновь выпивали и слушали музыку. После пятого снифтера водки оба находились в блаженнейшем настроении духа. Вечернее небо, запах лип, мелодия со своей меланхолией, Russischer wodka в больших количествах - всё это, вместе взятое, развеяло и развезло беспокойные, пылкие русские души.

    - Лепота, благодать – то какая, Павел Сергеевич, ещё при жизни мы с тобой в рай попали. При такой обстановке хорошо бы ещё пару – тройку рюмок накатить и к девкам в номера… М- да… И наши русские завели обстоятельный разговор о любви, о любви в сауне, о сладких мгновениях, об оставленных ушлёпинских и местных красавицах (вообщем, седина в бороду – бес в ребро).

    Кончилось тем, что достали из холодильника ещё пару бутылок, выпили по снифтеру, ещё раз выпили, задумались…

    Мелодия становилась всё слышнее и слышнее. Скоро она стала раздаваться совсем рядом. Бывшие россияне поглядели вниз и увидели большую процессию. Она двигалась по аллее мимо виллы Павла Сергеевича к одной из площадей.

    Сквозь ветви лип блеснули бенгальские огоньки, разноцветные шарики, яркие флажки, послышались смех, весёлое пение, музыка загремела совсем рядом. Сзади процессии несли бочки с вином и пивом. Увидев бочонки, Павел Сергеевич и Иван Леонидович умилились духом. Им, непременно, захотелось стать активными участниками торжества.

    Они взяли свои бутылки, снифтеры и ринулись в праздничную толпу. Процессия остановилась на площади недалеко от виллы. Из толпы вышел местный префект, маленький лысенький старикашка, и, взволнованно жестикулируя руками, произнёс трескучую речь. Его сменил какой – то студентик. Он говорил пылко, страстно, взвизгивал, размахивал флажком, что - то громко декламировал, восторженно пел…

    Павел Сергеевич вдруг насторожился. Мрачные мысли овладели им. Вспомнился родной Тихоморск... Годы работы сначала участковым милиции, потом начальником полиции… Циркуляры… Предписания… Приказы о недопущении… В груди его стало светло, тепло, уютно и ясно... Выпученные глаза заблестели, нос покрылся ярко – красным цветом. Водочный градус лихо поднялся и ударил в голову. Ему сделалось обидно, что здешний народец забылся в своеволии. Он размахнулся и, … конечно, не то, чтобы сильно, а так, правильно, полегоньку, чтоб помнил и не смел больше выступать, со словами: «Народ, бл*, расходись! Не толпись, су***ы дети! По какому это случаю тут? Почему тут? Кто разрешил? По какому праву собрались, заразы?!» - саданул студентика бутылкой по голове.

    Он был прощён и отпущен домой. Счастье его, что день был праздничный, а галленцы не понимают по – русски.

0