Самое свежее

Андрей Нальгин. Что означает призыв к сугубым мольбам за здравие юбиляра? Транзит в ад Эль Мюрид. Безграничная Россия Александр Росляков. Верховный тупик: мотив, необходимый для победы, не поет сам рот Аббас Галлямов. Зачем убили Дарью Дугину? Эль Мюрид. Зачем Путин стравливает меж собой главных вояк?

Кирилл Рогов. Темные времена. Почему у Путина все хорошо, а у Запада все плохо

  • Несколько дней назад на Петербургском экономическом форуме Путин излучал недобрый оптимизм. Десять минут перечислял признаки стабилизации в российской экономике и предстоящие меры ее укрепления, описывал грядущие перспективы. А затем еще двадцать минут рассказывал о проблемах экономики мировой, в особенности – европейской и американской. И хотя было видно, что Путин смешивает, как положено, реальные факты и пропаганду и сам, кажется, не очень различает, где первое, а где второе – нарисованная им картина в целом имела много точек пересечения с реальностью.

    Действительно, тот, кто представлял три месяца назад, что под ударом санкций, принятых в ответ на российское вторжение, экономика РФ будет полуразрушена и это подорвет политический капитал Путина внутри страны, должен сегодня остолбенеть. Все выглядит ровно наоборот.

    В российской экономике первоначальный удар санкций, приведший к резким изменениям макроэкономических показателей – курса, уровня инфляции, банковских ставок и пр. – выглядит сейчас практически полностью купированным. При этом прямой ущерб экономике от ухода западных компаний и разрыва цепочек поставок пока проявляет себя вполне умеренно.

    Все это питает не только оптимизм путинской бюрократии, но и оптимизм российского бизнеса. Доля позитивно оценивающих свое финансовое положение предпринимателей энергично растет. А доля населения, с оптимизмом смотрящапя на перспективы российской экономики, в регулярных опросах ФОМ находится на историческом максимуме. Кризисные ожидания, которые фиксировали в марте опросы «Левада-центра», резко снизились.

     

    И наоборот: западная печать полна панических публикаций о состоянии экономик еврозоны и Америки. Инфляция в Германии, Великобритании и США достигла максимума за 40 лет, в среднем же инфляция в развитых странах составляет невиданные 8,5%. Дорожает еда – в среднем в полтора раза к уровню середины 2010-х годов, дорожает энергия (отопление, бензин, электричество), в результате они занимают все бóльшую долю в потреблении, ограничивая возможности делать другие покупки.

    Спрос на прочие товары падает – фирмы не получают прибыль и испытывают проблемы с возвратом кредитов. Центробанки борются с инфляцией повышением ставок, вследствие чего кредит дорожает и проблемы фирм становятся еще более острыми.

    Это кризисная спираль. Эксперты уже обсуждают, неизбежна ли рецессия в развитых экономиках.

    Все это отражается на самочувствии населения и на политических настроениях. Индекс экономической уверенности Gallup (измеряющий оптимизм американских граждан) опустился ниже, чем в пик ковидного негатива в 2020 году. В Европе экономические проблемы начинают теснить тему солидарности с Украиной, и экспертные центры предсказывают вероятный раскол мощной коалиции ее поддержки в общественном мнении.

    Иными словами, дело выглядит так, что санкции ударили по самим их инициаторам, экономики Запада вошли в зону турбулентности, которая подрывает политический капитал лидеров антироссийской коалиции и грозит ей развалом. Как и обещали кремлевские стратеги.

    В 1982 году ЦРУ подготовило для Конгресса США подробнейший доклад о состоянии и перспективах советской экономики. Его главный вывод состоял в том, что советской экономике предстоят резкое замедление и стагнация с букетом сопутствующих проблем, но структурный кризис и что-то похожее на коллапс ей, во всяком случае в обозримой перспективе, не грозят. Этот прогноз навсегда останется классикой просчетов профессиональной экспертизы, но не это главное. Главное – почему авторы доклада не видели приближающегося коллапса, как и руководители Советского Союза, которые приступая к реформам, также исходили из представления о фундаментальной устойчивости советской экономики?

    Причина этой общей ошибки в том, что все те индикаторы, которые говорят обычно о дисбалансах экономики – динамика цены товаров, цены активов, денег, труда и ресурсов – в советской экономике либо отсутствовали, либо были подавлены так, чтобы их номинальные значения ничего не говорили о реальном положении дел.

     

    И если оказать небольшое сопротивление энергии российского экономического оптимизма, мы сразу обнаружим, что нарисованная Путиным картина благополучия российской экономики является преимущественно фейком. Какой смысл в стабильном курсе доллара, если граждане не могут его купить или даже воспользоваться имеющимися у них долларами, а фирмы не могут приобрести на них необходимые им товары и комплектующие? И нынешняя его стабильность скорее напоминает советскую, когда он стоил 67 копеек: эта цена отражала не реальное соотношение двух валют, а лишь оторванность советской экономики от мировой, ее рыночную неполноценность.

    Или инфляция. В реальности речь сейчас идет не о замедлении инфляции, российская экономика имеет дело с дефляцией, которая вызвана кризисным (более 10%) сжатием внутреннего спроса. То, что выдается за индикатор стабилизации, является на самом деле индикатором кризиса.

    Российский аналитический телеграм-канал MMI пишет, анализируя резкое сокращение уплаченного гражданами НДФЛ: «Возможно, ситуация с доходами россиян складывается хуже, чем мы предполагали. Тогда это во многом объясняет коллапс потребительского спроса». И вообще, российская экономика официально вступила в рецессию, и даже в наиболее оптимистических прогнозах ожидаемое ее падение должно составить никак не менее 7%.

     

    Почувствуйте разницу: в России все полны оптимизма при том, что рецессия уже началась, а в Европе – полны пессимизма, обсуждая ее высокую вероятность в будущем. Модель реакции российской автократии на кризис все более эволюционирует в сторону советской: рыночные индикаторы подавляются или перестают работать, статистика закрывается, неприятные проблемы не обсуждаются. (Чиновникам и крупным бизнесменам, кажется, под страхом телесного наказания запретили употреблять слово «кризис», только – «структурная адаптация»). В то же время западная модель реакции устроена прямо противоположным образом: экономический, политический и социальный механизмы максимально усиливают признаки кризиса, посылая обществу, политикам, бизнесу и экспертам максимально громкий сигнал бедствия.

    В своей книге о «порядках открытого доступа» Дуглас Норт и его соавторы пишут, что все преимущества таких порядков («демократий», в нашем упрощенном понимании) при ближайшем рассмотрении могут быть поставлены под сомнение. Они вовсе не всегда обеспечивают более высокие темпы роста и вряд ли демонстрируют значительные успехи в борьбе с неравенством, но они обладают одним безусловным преимуществом, которое и определяет их силу в долгосрочной перспективе – они лучше адаптируются к внешним шокам. И механизмы этой адаптации устроены прямо противоположным образом, чем в автократиях (порядках закрытого доступа).

    Это объясняет, почему российской автократии постоянно кажется, что Европа или даже Запад в целом находятся в состоянии упадка, дезорганизованности и надвигающегося коллапса. С их точки зрения, неспособность западных правительств силовым образом пресечь, блокировать трансмиссию кризисных явлений является очевидным признаком слабости и безволия. Блокируя такую трансмиссию у себя дома, автократы убеждают население, что кризиса нет или он не так страшен. За счет этого они сохраняют свою власть, но обрекают общество на неготовность и бессилие перед развитием и последствиями кризиса.

    В то время как «слабые» западные правительства могут быть сметены даже не столь уж значительными признаками будущего кризиса, но общество в целом оказывается гораздо более вооруженным перед его лицом.

6

Комментарии

7 комментариев
  • Зря спешил
    Зря спешил24 июня+6
    "России все полны оптимизма" - кто эти загадочные "все"?
  • Владимир Чигинский
    Владимир Чигинский24 июня+8
    я не знаю кому придала опимизма говорильня обнуленца на этом олигархическом междусобойчике, именуемым каким то там форумом, но умные люди не поверили выжившиму из ума старику ни на грамм, а на счет левады была уже статья, не хочу повторяться, не зря её зовут блевадой
  • Алексей Турбин
    Алексей Турбин24 июня+5
    В гости к вороватому ботоксному старичку приехали талибы и казахский диктатор Токай,который общался с Вованом пренебрежительно и отказался принимать его награду.Это все,что вам нужно знать о "экономическом" форуме.
  • Викентий Щеглов
    Викентий Щеглов24 июня-1+1
    Сколько живу на свете - никогда не слыхал, чтобы государства гибли из-за экономических причин.
  • Викентий Щеглов
    Викентий Щеглов24 июня+3
    СССР погиб не из-за плохой экономики, а потому, что ею перестала управлять власть.
  • Issa Айсман
    Issa Айсман24 июня+6
    В России популярна поговорка. "Не жили богато, нех.й начинать." По моему, это идеальное объяснение опросу Левады. Для нищих россиян, "кризис" это ядерный удар, все остальное, это обыденность.