Новости партнеров

Самое свежее

«Нет Патрушева – нет России!» Политические анекдоты Эль Мюрид. Чтобы побольше друг друга поубивали... Милые заблуждения уехавших "на время" Аббас Галлямов. Об антропологических основаниях демократии Александр Росляков. Как мы доставляем украинцам репарации от англосаксов и защиту от себя Кто никогда не спотыкается. Японские мудрости
Загрузка...

Александр Росляков. Мой друг хохол Климец – или как я завоевал бы Украину


  • «Если бы я был вместо президента, давно забрал бы Украину, направил туда войска, навел  порядок», – сказал все более входящий в раж глава Чечни Рамзан Кадыров. Признаться, и я бы сделал то же самое – только не путем ввода туда войск, а прямо противоположным.

     

    Неправда, что хохлы – черные и неблагодарные предатели. Может, несколько упертые, по-детски требующие к себе особого внимания, но по природе – души нежные, – чему пример давняя история, как у меня возник вернейший друг-хохол.

    На излете перестройки «Учительская газета» отрядила меня в украинский город Нежин и его окрестности создать статью – не помню уж, о чем. Неделю я болтался там, дивясь на огромные гнезда аистов на приделанных к крышам домов щитах, на монументальную гимназию, где учился Гоголь, на выразительные слова «чоловик» (муж) и «дитки» (дети)… Но ничего пригодного по заданной мне теме так и не нашел...

    А между тем приставленный ко мне райкомовец завез меня для показухи в передовой местный откормочный совхоз. Директор его Климец был типичным, хоть рисуй с него плакат, хохлом: упитанная морда со своим, под маской гостеприимства к москалю, гонорком: «Чем вас кормить изволите?» По обычаю тех лет он показал мне его образцовые свинарники, клуб, школу – и в той школе из-за двери одного из классов неслось хоровое детское пение:

    Шумят листья на калине, соловей щебечет.

    Молодая дивчинонька за казаком плачет…

    И пели дивно – я б еще послушал, но сопровожатые потащили меня дальше. В конце Климец накрыл стол под покровом детского садика – тогда как раз свирепствовал сухой закон – и перед подачей к угощениям горилки дипломатично осведомился: «Вам кофэ с дымом или без?»

    Но в дым мы не напились – и расстались на вполне формальной ноте.

     

    И вот в последний день командировки я сижу в гостинице, листая всуе свой блокнот – и думаю: что ж я этих диток не дослушал, так здорово пели!.. А ну сгоняю еще раз к этому пану Климцу.

    Он встретил меня с эдаким надменным недоумением: дескать ваша экскурсия у нас уже была, чего еще-то надо? Да вот, говорю, диток хотел еще послушать, если можно – очень уж понравились.

    Климец преобразился тотчас: «Це не вопрос!» Садит меня в свой УАЗ, мчим мы до школы, там он забегает в учительскую и выбегает со словами: «Айда в класс, зараз вони прийдуть». – «Так вы их от уроков оторвали? Я думал, после…» – «Ничого, вони тильки рады будуть!»

    Мы с ним зашли в класс, я сел за парту – и скоро с полтора десятка девчат лет от 12-и до 14-и выстроились перед классной доской. Климец удрал по каким-то своим делам – и они запели.

    Такого пенья я, хоть ходил и в Большой театр, и в Станиславского, еще не слышал никогда. Такие голоса, такое, как в случае Моцарта, мастерство, что не достигается ученьем, лишь дается сроду… Когда они вновь запели это «Шумят листья на калине», я не мог постичь, откуда их юным, еще безмятежным сердцам знать, как плачет по казаку дивчина, как ноет разорванное разлукой сердце? Но их песня это знала – и в этом было то чудо, то неизъяснимое «что-то, зачем мы все живем», свойственное всякому по-настоящему великому искусству.

    Потом они спели:

    Купил мене муж коровушку

    На мою бедну головушку,

    До коровки треба рано вставати,

    А я люблю подолгу спати…

    И эта шутливая песня, разложенная на голоса, снова создала что-то занебесно восхитительное: нежнейший, одухотворенный юмор, от которого хотелось и плакать, и смеяться сразу…

    Когда Климец за мной вернулся, я сидел за своей партой в соплях и в слезах, усердно их вытирая. Девочки, выставленные перед таким внезапным слушателем, раскуксившимся от их пенья, схватили, знать, свой исполнительский восторг – и все 40 минут, сколько длился этот классный концерт, старались от души…

     

    Всю ночь в обратном поезде я рыдал, вжавшись в подушку, от этого звучавшего в моих ушах концерта. Моя статья о дивных нежинских певуньях в моем уме уже была готова – оставалось лишь записать. Редактор «Учительской» Матвеев, популярный тогда гренадер и весельчак, поднявший в разы тираж газеты и умерший с горя, когда его выгнал страшно трусивший всех популярных и толковых Горбачев, мою статью принял на ура. Но еще до ее публикации случилось вот что.

    С Климцом мы распрощались в лучших чувствах. Я понял, что эти дитки и их песни были для него самым заветным, ради чего он и толкал вверх весь свой свиной откорм. С миллионных прибылей совхоза он содержал транспорт для отправки своих хоров, из которых я видел лишь один, на всякие ближние и дальние фестивали, покупал диткам костюмы… На росстанях мы с ним уже вовсю нарушили сухой закон убийцы превосходного редактора Матвеева; обменялись телефонами…

    И вот сижу я дома, дописываю статью про тот детский хор, вобравший в себя и гнезда аистов, и Гоголя, и исполненное невероятной ласки слово «дитки» – звонит телефон: «То ж я, Климец, пару коробочек тебе привез, ты меня встреть, помоги донести...»

    В его коробочках было сало, копченое мясо, нежинские огурчики, чудо-горилка – и прочая съестная благодать. Я даже чуть опешил:

    – Климец, ты это с чего? Я про тебя и так все напишу!

    – Напишешь, не напишешь – твое дело. Понимаешь, таких как ты корреспондентов из Москвы и Киева мы много видели. Но ты один влез в мою душу. Я видел твои сопли, когда ты слушал моих дивчин – ты меня этим покорил.

     

    Не скрою, было у меня в ответ на это подозрение: Климец шел в секретари райкома, а тогда всякий претендент на такой пост должен был пару лет успешно отработать на производстве. И похвальба в московской, хоть и в так называемой отраслевой газете – конечно, ему на руку. Не затем ли он и привез мне свои коробочки?

    Но нет, после того, как та моя статья вышла и все карьерно интересное для него свершилось, он снова посетил меня с его дарами. И задал мне такой лестный вопрос:

    – Как ты смог это написать? Как ты все это понял?

    – А как можно было не понять?

    Он чуть не задушил меня в своих признательных объятиях – и был таков.

    Эти коробочки я получал от него до самого конца СССР. Всякий раз, приезжая в Москву, где у него была какая-то родня, он считал долгом навестить меня как некий Мавзолей, как автора статьи, зачитанной до дыр в его совхозе – с этим «что есть на свете что-то, зачем мы все живем».

     

    А потом грянул Беловежский сговор, разорвавший не только наши страны, но и души. После чего мой друг Климец сгинул из поля моего зрения уже навсегда, но всю Украину я продолжал видеть в его образе.

    Наш ключевой посол там Михаил Зурабов, полный в этом деле лабух, отвратил от России всех таких Климцов, не став вторгаться в их доверчивые души. И тут же в эти души вторгся Запад, заполнив своими речами и статьями тоскующий по внешней ласке украинский вакуум. Ибо и аисты, для чьих гнезд хохлы делали искусственные сижи, и Гоголь – птицы перелетные. И образовавшаяся в последние лет триста нация желает страстно быть кем-то признанной. Вот я признал когда-то нечто для нее заветное – и сердечные коробочки Климца поехали ко мне. А когда былые связи лопнули, пришли правители и их послы, которым стало на живых людей и их детей плевать – тех диток схапала дурная улица, майдан.

    Вот и весь алгоритм нашего проигрыша на Украине. Суть тут даже не в деньгах, больше или меньше нашего вложенных Америкой в украинский переворот. Наш проигрыш – сугубо задушевный. Были б мы чутче, ставили б нашими послами на Украине не гнилых Зурабовых, а более способных понимать украинские души дипломатов – имели б там самых преданных союзников. Таких как мой экс-друг Климец.

    Нашим послом Зурабовым, сосланным на Украину, как на Колыму, за его черные дела в России, мы наплевали хохлам в душу и получили в ответ то, что заслужили. Но кто-то посчитал, какой урон нанес нам этот посол, проваливший на Украине все, что можно и не можно? И какой вред наносят подобные ему коллеги, сидящие поныне в других странах?

    При этом я прекрасно понимаю, что мой путь завоевания соседки у нас сегодня самый что ни на есть недопустимый, экстремистский и подсудный. А почему – не понимаю.

23

Комментарии

9 комментариев
  • Сергей Жуков
    Сергей Жуков27 января+4
    Дело не в Зурабове (пианист играет как умеет) а в тех, кто его назначил В том числе, видимо, и в Лаврове
  • Сергей Жуков
    Сергей Жуков27 января+3
    Зурабова назначили послом в 2010 году. К тому времени Лавров уже 6 лет командовал МИДом
  • Алекс Джонс
    Алекс Джонс27 января+7
    ВВП великолепно справляется с задачей расчленения "русского мира", разбить границами мало, надо еще посеять вражду между соседями.
    • Игорь Крапивко
      Игорь Крапивко27 января-2+1
      Тю! А до него у хохлов к нам прям любовь была!? Так она ярко на майдане проявилась!
  • Ирина  Журавлева
    Ирина Журавлева27 января-1+3
    Враги коммунистов ненавидят друг друга ,поэтому и после захвата ими СССР в их Перестройку не захотели жить вместе в одной стране ,но у них одинаковая оживая ,клеветническая антисоветчина с лицемерным "человеколюбием ", они оправдывают преступления друг друга в советский период ,и в их Перестройку ? Вот почему Путин свалил вину Горбачева и Ельцина за уничтожение СССР на большевиков во главе с Лениным ? А потому что этим он оправдал и Горбачева и Ельцина ,и врагов коммунистов ,захвативших УССР , и создавших из неё злобное русофобское Государство .
  • Виктор Старков
    Виктор Старков27 января-2+3
    Дело не только в Зурабове. Хотя, если бы он также как Черномырдин бомбардировал Кремль письмами о росте антироссийских настроений, то может быть и разбудил Кремлевского сидельца. Дело также в том, что США достигли больших высот в искусстве продавать тухлый товар в красивой упаковке. И не жалеют на это денег. На информационную обработку Украины, то бишь подготовку майдана, они потратили 5 млрд. долларов. На эти деньги функционировали десятки НКО, издавались сотни газет антироссийской направленности. Свыше 20 тыс. прикормленных экспертов прошли обучение в США. Какой же вывод сделали наши власти – прикрыли НКО и различные фонды. Основную же причину – ухудшение социально- экономического положения народа продолжают игнорировать. О смене парадигмы экономического развития речи даже не идет и продолжается закручивание гаек. Но так ведь и резьбу может сорвать!
    • Сергей Бахматов
      Сергей Бахматов27 января+5
      Автор пишет о духовной составляющей, которая способствует сближению народов. Вы пишете об экономической составляющей, без которой невозможно как их собственное благополучие, так и добрые взаимоотношения между ними. Однако и первое, и второе невозможно без смены политической системы, которая продвигает людей во власть с таким мировоззрением, которые определяют первое и второе. Вот и получается, что изменять надо все три аспекта общества, а это социальная революция, без революции ничего само собой не изменится.
  • yuri 54
    yuri 5427 января+3
    Всё верно! Россия сама потеряла Украину задолго до майдана, а взамен в 2014 получила украину. Да и сама превратилась в россию. И это надолго, очень надолго, если вообще россия сохранится в нынешних границах.
  • docent 17
    docent 1727 января+1
    «Вам кофэ с дымом или без?» ..аа-а, замечательно. Знавал такую же картину, только трое "с дымом" и началось по работе (австриец-поляк-русский). Продолжилось в гостинице с "мордобоем"- словесной перепалкой по политическим разногласиям, а закончилось утром с полным консенсусом - не разлей вода. Тогда ещё понял (вот где подлинная дипломатия), разумные люди, находясь даже в разных окопах, обязательно найдут общее/договорятся ВСЕГДА.