Новости партнеров

Самое свежее

Главные шишки страны – на главную елку! Политические анекдоты Перспектив нет Александр Росляков. Мигранты, которые нас убивают Вера Афанасьева. Пресс-конференция как спектакль для одного актера Эль Мюрид. Разрушенной до основания стране нужна новая система управления Андрей Нальгин. Тревожная кнопка Путина
Загрузка...

Александр Росляков. Храня на зоне жизнь Навального, Путин боится сделать из него нового Христа?

  • «В Кремле отказались уважать присуждение Навальному премии Сахарова» – под таким заголовком вышла новость о реакции пресс-секретаря Путина Пескова на награждение сидельца премией Европарламента «За свободу мысли». И внутри такая эскапада:

    «Мы знаем Европарламент, уважаем этот орган, но никто нас не может заставить проявлять уважения к подобным решениям. Подобные решения девальвируют значение этих слов... Мы считаем, что подобные решения принимают люди, которые в истории с этим фигурантом, отбывающим наказание, просто не располагают достоверной информацией...»

    Премия Сахарова, учрежденная в 1988 году, присуждается за «исключительный вклад в борьбу за свободу мысли, права человека по всему земному шару». Лауреат получает вместе с ней и 50 тыс. евро. А награждение Навального председатель Европарламента Давид Сассоли назвал признанием «безграничной храбрости политика» и подтверждением «неколебимой поддержки его немедленного освобождения».

    В словах же Пескова сквозит глубокая личная обида – не его, конечно, ему все до фени, а его достигшего в России высшего почета шефа – на решение Запада, плевавшего на этот высший внутренний почет. Наградили не любимца нацлидера барона Урюка, отхапавшего у России добра на десятки миллиардов долларов, а какого-то клопа, севшего за какие-то жалкие 26 миллионов рублей, вмененные ему по делу «Ив Роше». Тем паче потерпевший вовсе отказался от претензий на ту сумму.

    Этой информацией не располагали что ли награждавшие – что он даже не вор, а просто злобный болтунишка, которого и прищемили за его поганый язык? И так скоро уличных карманников начнут премировать – вместо тех любимцев, ежегодно угоняющих из России на тот же Запад десятки миллиардов долларов!

    Не умещается, видать, это в мозгу нашего нацлидера: он же вам в карман ни цента не вложил, наоборот, вы ему платите ни за что эти 50 000 евро – вы спятили? Разумеется, во все высокие слова про «борьбу за свободу мысли, права человека» и «безграничную храбрость» он ничуть не верит. Сам действовал всю жизнь из самых низких побуждений и врал напропалую, прислуживая тем, кого сегодня принято называть позором нации – оттого уверен, что и весь свет таков. Точнее не так даже: должен быть таким.

    И вот живой, из плоти и крови Навальный отчасти повторяет крестный путь мифического Христа – ломая тем все аморальные устои царя и прокуратора нашей текущей Иудеи. И какой должна быть ответная реакция? Поступить так же, как библейский Ирод, он не может в силу причин, о которых мы можем лишь гадать, но максимально близко к тому – старается. А что Запад тут ведет только свою подкопную игру, лишь спекулируя на тех громких словах, его низкая душонка убеждена безоговорочно. Отсюда и задание Пескову: обчихать всеми возможными соплями, мнящимися Кремлю громами и молниями, супостатов: мол видали мы ваши награды в гробу, свои имеем и своих урюков ими награждаем!

    Ну, с этим, думаю, нашим людям все уже ясно, а убеждать нелюдей – смешно.

    Но вот нечаянный вопрос: а что было бы, если бы Христос вдруг избежал крестной смерти – кто-то снял бы его до нее с креста, или вовсе казнь оказалась бы условной, как у Достоевского? Кем бы он дальше оказался – к своим 50-и или, скажем, к путинским 70-и? Тем же рыцарем без страха и упрека  – или подобием Каддафи, тоже начинавшего прекрасно, но под конец обвесившегося, как чучело, кучей липовых орденов и ставшего тащить на крест других? Примеров таких перерождений множество, и истинным христианам, возможно, очень повезло, что их кумир ушел в зените своего величия.

    Но тут я думаю уже об отчасти повторившем его путь Навальном. Решившись на страшно рисковый возврат в Россию, он, человек, на мой взгляд, не самых лучших в своем прошлом правил, совершил великий шаг. Но мелкие людишки стараются, естественно, и этого героя померить на свой аршин. Раз все порочны, мы порочны, Путин и Песков – отпетые лжецы, не может и Навальный быть каким-то святым выродком! Стать таким у него лишь один шанс – принять, подобно Христу, крестную смерть, затмившую бы сразу все его огрехи. Возможно, Путин того и боится еще пуще, чем Запада, обеспечивая «фигуранту» небывало мягкий для наших зон режим – строго в рамках закона, нарушение которого в путинской России стало другим высшим законом.

    И я вот к чему клоню. Даже самые великие, не чета Путину с Песковым люди всецело совершенны не бывают. Бах был великим композитором, но страшным жлобом; Вагнер – еще худшим жадиной; Мусоргский – горьким пьяницей; Чайковский – содомитом. Но мы величайше чтим их музыку, не стряхивая на нее пепел их грехов. Оставим же и за Навальным его великий крестный шаг, его вызов окружающим лжи, подлости и трусости – а прочие, возможно даже, самые негодные шаги, отринем прочь, как в картах сброс. Поскольку эти прочие все совершают – а на тот крестный, исключительный, пока решился добровольно он один.

15

Комментарии

4 комментария
  • дмитрий жу
    дмитрий жу23 октября+4
    правильный вывод делает автор, хотя и печальный. Непонятное наследие нам оставляет Гарант, то что он уйдет или его уйдут -- это несомненно, но что составит его наследие для страны это вопрос. ЕБН ВВП....?
    • Дмитрий Тим
      Дмитрий Тим24 октября
      Несомненно-то несомненно, но вот когда? Мугабе под 40 лет сидел. А если этот просидит ещё лет десять, то России точно крышка.
  • Игорь Шенин
    Игорь Шенин23 октября+2
    Ну, нового Христа из него не получится. Однако смерть Навального, без сомнения, вызовет большой резонанс во всём мире (на что Путину начхать) и (а это важнее) в самой России.
  • Викентий Щеглов
    Викентий Щеглов23 октября-7+1
    Откуда у автора-музыковеда такая патологическая нежность к А.Навальному? Такой, я бы сказал, квазирелигиозный эротизм?