Новости партнеров

Самое свежее

Николай Травкин. Лекарство от авторитаризма Александр Гутин. Святое избавление Александр Росляков. Почему дело палача из ФСИН не доберется до суда Что мы Гекубе, что нам Гекуба, когда дело - труба Эль Мюрид. Наконец-то Россия – мировой лидер! По смертности населения Портрет Навального работы тюремных психологов
Загрузка...

Евгений Лукин: "И, бедою сплочены, от Европы до Китаю… я тебе попричитаю “Лишь бы не было войны”!

  • * * *
    В суровом достопамятном году
    удил я рыбу на кронштадтском льду.
    Всю леску перепутали, поганцы!
    До сей поры мормышку не найду!

     

    * * *
    Рынок? Вера? Ни хрена!
    Только грозная година
    соберет нас воедино,
    как в былые времена.

     

    И, бедою сплочены,
    от Европы до Китаю…
    Я тебе попричитаю
    “Лишь бы не было войны”!

     

    * * *
    Уронили мишку на пол,
    оторвали мишке лапу.
    Так и мы вот понемногу
    за ногой теряем ногу.

     

    * * *
    Вот и осень с позолотцей.
    Всюду тонкий запах тленья.
    Крашу крестик, правлю тризну,
    разговариваю с твердью.

     

    Самому еще придется
    отвечать за преступленье,
    именуемое жизнью
    и караемое смертью.

     

    * * *
    Пойми, что каждая затрещина
    Дана тебе для блага вящего.
    Нам эта истина завещана
    От дедов, пращуров и ящеров.

     

    * * *
    Бухой водитель вывалил вчера
    полкузова бетона в бункера.
    Никто не всполошился до утра -
    бетон засох. Долбаем бункера.


    Растет обломков сизая гора.
    Бетон гудит. Долбаем бункера.
    Над нами зной звенит, как мошкара.
    В глазах - темно. Долбаем бункера.


    Глядите все! Поближе, детвора!
    Вас это ждет... Долбаем бункера.
    Шло казачье на нас, шли юнкера...
    Разбили их... Долбаем бункера...

     

    * * *
    Что с классиком меня роднило?
    Я гимны звучные слагал
    и, правя тяжкое кормило,
    челна ветрило напрягал.


    Но вихорь злой взревел в природе -
    и мне, Господнему рабу,
    ветрилом хрястнуло по морде,
    потом кормилом - по горбу...

     

    * * *
    Я волнуюсь, читая стихи:
    не слова, а прозрачные слезы.
    Все твердят, что пришли от сохи,
    что вчера еще слезли с березы.


    О родной вспоминают стезе,
    где зады поросли лопухами.
    Так и видят себя в картузе
    и в рубахе с шестью петухами.


    И живут, разрывая сердца,

    под трамвайно-троллейбусный грохот.
    Эх, найти бы того подлеца,
    что насильно отправил их в город!


    Я найду его. Зол и речист,
    я прорвусь через сто кабинетов.

    Я в лицо ему брошу: "Садист!
    Ты за что же так мучишь поэтов?


    Ты же слышишь, как стонет стило!
    Здесь их жизнь и больна, и кабальна!
    Отпусти ты их с миром в село,
    посади ты их там на комбайны!"

     

    * * *
    Гляжу, от злобы костяной,
    на то, что пройдено.
    Пока я лаялся с женой,
    погибла Родина.


    Иду по городу - гляжу:
    окопы веером.
    Ну я ей, твари, покажу
    сегодня вечером!

     

    * * *
    Вам не стыдно, коммунисты?
    Что за клоунада?
    Ведь и танки были быстры,
    и броня - что надо!


    Шли армадой по дороге,
    траками пылили -
    и кого-то там в итоге
    насмерть задавили.


    Что сказать... Придурковаты.
    Да и бестолковы.
    То ли дело демократы -
    ну хоть из Молдовы!


    Не беда, что не картавы, -
    но умеют делать!
    Как шарахнут по кварталу
    с "МиГа-29"!


    И - чего-то не хватает.
    Вроде бы квартала.
    Только туфелька порхает
    с выпускного бала.


    Ой ты, звонкое монисто,
    пушки заряжены...
    Сопляки вы, коммунисты.
    Мальчики. Пижоны.

     

    * * *
    Были гулкие куранты
    и граненые стаканы,
    ссоры в транспорте до визгу
    и купюры цвета беж...


    Эмигранты, эмигранты
    собирали чемоданы,
    выправляли где-то визу
    и мотали за рубеж.


    Ну, а мы шагали в ногу,
    не шурша, не возникая,
    что кругом дороговизна
    и оклад сто пятьдесят...


    Удивительно, ей-богу,
    но какая-никакая
    у меня была Отчизна
    года три тому назад.


    КГБ да Первомаи,
    Конституция - что дышло,
    убежавшим - укоризна
    и водяра из горла...


    До сих пор не понимаю,
    как же этакое вышло:
    я - остался, а Отчизна
    чемоданы собрала.


    Уложила и смоталась
    в подмосковные затоны,
    в среднерусский конопляник,
    где щекочет соловей...


    Мне на Родину осталось
    посмотреть через кордоны -
    я теперь ее племянник,
    выбыл я из сыновей.


    Отреклась, как эмигрантка,
    и раскаянье не гложет:
    мол, ребята, не взыщите,
    а не будет хода вспять...


    Но потом, когда, поганка,
    продадут тебя за грошик,
    ты же скажешь: "Защитите!.."
    И придется защищать.

     

    * * *
    Что ты, княже, говорил, когда солнце меркло?
    Ты сказал, что лучше смерть, нежели полон.
    И стоим, окружены у речушки мелкой,
    и поганые идут с четырех сторон.

     

    Веют стрелами ветра, жаждой рты спаяло,
    тесно сдвинуты щиты, отворен колчан.
    Нам отсюда не уйти, с берега Каялы -
    перерезал все пути половец Кончак.

     

    Что ты, княже, говорил в час, когда затменье
    пало на твои полки вороным крылом?
    Ты сказал, что только смерд верует в знаменья,
    и еще сказал, что смерть лучше, чем полон.

     

    Так гори, сгорай, трава, под последней битвой.
    Бей, пока в руке клинок и в очах светло.
    Вся дружина полегла возле речки быстрой,
    ну а князь - пошел в полон, из седла - в- седло.

     

    Что ты, княже, говорил яростно и гордо?
    Дескать, Дону зачерпнуть в золотой шелом!..
    И лежу на берегу со стрелою в горле,
    потому что лучше смерть, нежели полон.

     

    Как забыли мы одно, самое простое -
    что доводишься ты, князь, сватом Кончаку!
    Не обидит свата сват, и побег подстроит,
    и напишет кто-нибудь "Слово о полку".

9

Комментарии

4 комментария
  • Одинокий Путник
    Одинокий Путник9 января 2017 г.+2
    " что ты, княже, говорил, когда солнце меркло..."- просто до дрожи пробирает, прекрасно! Это песня, она звучит, ее петь просто, как будто всю жизнь знал.
  • Александр Росляков
    Александр Росляков9 января 2017 г.-1+2
    Лукин – самый лучший поэт в нашем постсоветском 25-летии, я бы ему и Нобелевскую дал, вместо дрянной мегеры Алексиевич. Но поскольку у нас во всех сферах искусства – сугубо отрицательные отбор, такой поэт не только лишний, но и враждебный победившей конъюнктурной серости. В советское время Лукин имел бы всю заслуженную славу со всеми вытекающими: хорошую московскую квартиру и место в президиуме – вместо его нынешней лачуги в Волгограде. Гремел бы по ТВ – как в свое время Евтушенко с Вознесенским, заряжая своим поэтическим подъемом сердца нации. Его стихи были бы в учебниках по литературе и проходились в школе. Но нынешняя жизнь обрекла его на смерть. Он читаем и любим столь узким кругом, что служит для большого поэта убийственной петлей.
  • Борис Дунаев
    Борис Дунаев9 января 2017 г.+2
    Прочел стихи и комменты - и вот появился такой экспромт: хорошо когда живут на земле поэты и смеются и поют дерзкие куплеты жаль одно как ни крути а выходит братцы что поэты не в чести там где правят баксы. значит надо видит Бог подсоблять друг дружке кто тут главный скоморох я готов в петрушки.
  • ник чарус
    ник чарус10 января 2017 г.+1
    много мыслей лукина надо бы на стену чтобы кровь пустить себе вскрывши себе вену... ну а лучше бы ещё кровь пустить уродам что паскудство лишь одно делают с народом!