Новости партнеров

Самое свежее

Виктор Алкснис. За неимением бепилотников Россия вооружается китайскими предупреждениями Эль Мюрид. Комендантский час – против вируса или людей? Александр Росляков. Товарищ два президента! Петр Иванов. Даешь личные носильные номера и предоплату штрафов! Эль Мюрид. Круги по воде на Москве реке – мы идем ко дну? О лозунге просвещённой диктатуры
Загрузка...

Что есть "закон" и что такое "прогресс"?

  • Продолжение беседы-лекции с социопатологом

    Я продолжаю многосерийный  разговор с социопатологом А. Л. Леонидовым-Филипповым. В прицеле нашего внимания – проблемы и перспективы общественного мнения, психологический фон современного состояния цивилизации.

     

    -Александр Леонидович, сейчас определённые силы в обществе, не будем давать им оценку, активно раздувают тему «сменяемости власти». Мол, если регулярно менять первых и вторых лиц – то жизнь сама собой расцветёт. Г.Явлинский вообще заявил, что «если власть двадцать лет  не меняется – она сгнивает». А если меняется – то не сгниёт? И какие у власти «сроки годности», чтобы не сгнила? Может быть, выбирать вождей на один день, как молоко – тогда уж точно скиснуть не успеют?!

     

    -Вазген Липаритович, ваша ирония мне понятна. С точки зрения цивилизации и прогресса – важны не сроки пребывания у власти той или иной персоны, не её «сменяемость» или несменяемость, а только одно: что вышеуказанная персона делает. Ничего другого, кроме дел и намерений, предшествующих делам, для дела цивилизации и прогресса нет.

    Совершенно очевидно, что в животном мире «революции» «цветного типа» происходят постоянно, и очень ожесточённо (схватка за роль вожака в стае) – но ничего не меняют по существу дела. Настоянное на зоологических инстинктах мышление локалиста не может выйти за рамки персональных потасовок и перетасовок, того, что мы называем «зоомахией» (зоологической борьбой). В рамках зоомахии практически ежедневно зверь загрызает зверя, большие рыбы пожирают малых, потом сами оказываются пожранными – но никуда и никак это не движет прогресс и цивилизацию.

     

    -Но вы же понимаете, как и я, что простой человек сегодня очень обделён, очень страдает, и его недовольство, если не во всём, то оправданно?

     

    -Дело не в том, что человек чувствует, а в том, на какую познавательную платформу ложатся эти чувства. Обиженный может стать борцом за справедливость, а может и разбойником, обе реакции на обиду очень вероятны. Тут нужно понимать, что есть базовая мета-платформа инфинная («сейте разумное, доброе, вечное» - знакомый школьный лозунг, правда?), а есть базовая мета-платформа локалистская. И всё решают именно эти платформы в голове, а не что-то иное. В зависимости от той или иной платформы человек абсолютно по-разному реагирует на внешние обиды, раздражители, вызовы. Инфинный человек никогда не сделает то, что сделает локалист, и наоборот, даже если они будут в абсолютно идентичных условиях.

     

    -Главная проблема, говорит ваша теория по имени «социопатология» - локализм в психике человека?

     

    - Ну, если кратко и упрощённо, то да. Человек в состоянии локализма прекрасно понимает, что обделён и борется с этим, как умеет – но только с одной целью: обделить других вместо себя. Потому никакая формальная, персональная, номинальная смена власти ничего не даёт в общем и целом (кроме понятных издержек на жертвы и разруху в ходе драк). По итогу человек, покалеченный в борьбе, оказывается ровно в том же самом мире, в каком он был и до борьбы, но только с новыми хищниками в роли вожаков.

    В этом и заключается суть материализма, атеизма, дарвинизма с его «борьбой за существование» и «естественным отбором»: плохо, когда хапают другие, в обход тебя, но хорошо – когда всё то же самое делаешь ты. Перейти к чему-то новому, не номинально, а реально, могут только люди с развитым абстрактным мышлением. Без этой способности к широким обобщениям идей человек не только не примет приоритет общественного блага, но будет даже в состоянии просто понять его, хотя бы для возражений, в чисто познавательном смысле. Общественное благо для особи, локализованной в своих биологических времени и пространстве не только не интересно, но и вообще непостижимо. Смысл же и суть цивилизации  и прогресса в том, чтобы победил иной тип мышления.

     

    -Воображаю, сколько горе-теоретиков на вас сейчас накинется за такие слова, и думаю, «левых» среди них будет больше, чем либералов! Для либерала вы просто чушь несёте, а вот «леваку» наступаете на его «больной мозоль»… Такое не прощают! «Левак» не хочет видеть, что дарвинизм, эволюционизм – это просто капитализм, мысленно опрокинутый в мир природы. То есть взяли общественные отношения XIX века и калькой с них изобразили отношения в живой природе вообще, имея целью увековечить и сделать апологетику капиталистическим отношениям: мол, «так весь мир вертиться»…

    Когда коммунист цепляется за атеизм – он попросту опровергает весь свой собственный пафос, потому что, с точки зрения атеизма, совершенно непонятно – зачем делать всё то, что коммунист предлагает? Из атеизма и дарвинизма можно вывести только «дикий капитализм» - и жизнь его вывела на наших глазах, только «левые» товарищи-богоборцы доселе предпочитают этого в упор не видеть!

     

    -Что собственно и делает их сектой, способной лишь брюзжать на обочине, но неспособной реально влиять на мир. Вопрос же не в том, что капитализм плох! То, что капитализм плох – капитализм и сам про себя охотно рассказывает. И фильмы снимает! И ему это чертовски нравиться, он с упоением возиться в собственной грязи, и на этом поле его не переплюнуть.

    А задача борца не в том, чтобы указать – какой капитализм плохой, и вообще «жизнь дерьмо». Это и без них все видят, и давно признали. Задача в том, чтобы указать: ДРУГОЙ МИР ВОЗМОЖЕН.

    Потому что главная линия защиты капитализма в формуле «этот мир дерьмо, но другого нет». И на этой истине у него сердце успокаивается, и всё происходящее кажется неотвратимым, непреодолимым, безальтернативным.

    С другой стороны – монотеистические цивилизации с такой формулой никогда бы не вывели людей из пещер и джунглей! Мышление цивилизованного человека (даже если он этого до конца не понимает) – выстроено на диалектике Троицы. Именно загадочный и непостижимый догмат о триединстве разбудил диалектическое мышление, и это легко доказать: там, где этот догмат исторически был не в ходу – мышление статично, прогресс не состоялся, диалектики нет, или есть, но в извращённо-отвлечённом виде.

    Смысл троичного мышления цивилизованного человека в том, что:

    1) Реальность реальна, её не отрицают, а принимают, какая есть – и были бы безумцами, если бы игнорировали очевидно-существующее вокруг себя.

    2) Есть идеал, который не реален, но актуален. Его нет, и мы понимаем, что его нет – но он должен быть. Потому мы и не миримся с той реальностью, которая ежесекундно доказывает нам свою реалистичность.

    3) Есть формы перехода из реального в идеальное. Они  учитывают как законы реального мира, так и требования несуществующего (пока) в реальности идеала. В этом смысле они гибридны, потому что отличаются и прагматичным реализмом (трезво понимая реальность), и, в то же самое время, возвышенным романтизмом (потому что полны решимости рекомбинировать реальность в должное состояние).

    Вот три элемента Троицы в мышлении, и если их нет – то ничего нет. Если мы просто познаем реальность, то мы примем её логику, и разведём руками: так сложилось, так естественно, так есть, так решила природа – что с этим поделаешь? Напомню Гегеля: «всё действительное разумно, всё разумное действительно». Или, как говорит народная мудрость – «плетью обуха не перешибёшь, выше головы не прыгнешь, сколько волка не корми…» и т.п.

    Если же мы войдём в состояние голого «отрицалова», как это делают помянутые вами «леваки» - то есть просто будем капризно отрицать реальность и её логику, те законы естества, по которым реальность сложилась – мы окажемся в сумасшедшем доме. И то – только в лучшем случае. Отрицание реальности крокодила (закрывание глаз и самовнушение – «его нет, его нет») ничуть не помешает крокодилу вас скушать. И даже поможет! Для капитала нет легче добычи, чем те, кто бросаются на него с голым бездоказательным отрицанием.

    Прогресс ведь не есть голословное отрицание омерзительной реальности, бесплодное, как мул! Прогресс на первой стадии включает себя смиренное и полное принятие текущей реальности во всей её неприглядности. На второй стадии идёт сравнение «скаченной» без искажений и приукрашиваний «картинки» с религиозным идеалом, заданным в рамках культа. И только на третьей стадии осуществляется поиск технических средств и приёмов для приведения реального в соответствии с заданным.

    Никаких других путей движения прогресса история не знает, да и логически не выведешь. Как можно отвергать мир вокруг себя, жить иным миром, вокруг тебя отсутствующим, и при этом не стать сумасшедшим? Только через вышеописанную «троицу», сталкивающую в голове трезвость прагматика и фанатизм культа. Уберите любой элемент – и конец цивилизации!

    Уберите трезвость прагматика, оставив аутичного фанатика – и получите психа. Уберите фанатическую накалённость культа, «убеждённость в невидимом» - и получите законченного подонка, «рыночного волка», которые вполне прагматично много веков творят такие дела, от которых волосы дыбом встают!

    Сколько бы материалисты не говорили о диалектике – никакой диалектики у них быть не может. Потому что материальный мир тождественен самому себе по закону сохранения вещества и энергии, а всё происходящее в нём – игра с нулевой суммой. Детерминизм событий в мире неодушевлённых предметов (каковым является материя) – абсолютен, всё происходит по законам естества. Потому всё, что там происходит – и неизбежно, и предопределено, и правильно. А чего там, по законам механики, не происходит – того там и не может произойти, и потому оно не может быть «правильным». В рамках атеизма неизбежно принятие мира, какой он есть – потому что другого мира, для сопоставления, сверки в атеизме нет. Демагогией «леваки» могут заниматься по много часов, но в итоге у них всегда получится одно из двух:

    1) Или ненаучная фантастика, которая никак не влияет на реальность, существуя лишь в воображении теоретика.

    2) Или запредельный, уровня Шеварднадзе-Кравчука цинизм, реалистичный, хваткий, вполне себе дееспособный, но по сути своей – чудовищный в своей хищности.

    Это вот противопоставление светлых галлюцинаций тьме звериного материалисты и называют «диалектикой». Такая «диалектика» производит или пациентов психушки, или рвачей-мародёров.

    Иронизируя над этим, на склоне лет, Максим Горький вспоминал прочитанный в юности роман Златовратского «Устои». «В романе было рассказано, как интеллигенты пытались воспитать деревенского парня революционером, а он стал «кулаком» - писал М.Горький.

     

    - Почему такое происходит? Почему человек, получая знания о мире, то есть силу, оружие – очень часто использует их не во благо окружающих, а как дубину в конкурентной борьбе с ближними? Почему человек, который научился не обманываться в жизни – зачастую сам становится лучшим из обманщиков, используя все те приёмы, которые против него не прошли?

     

    - Потому что знания о реальности, самые точные и адекватные, самые полные и полезные, без приложения к накалённому фанатизму культа, без веры в иномирный идеал – это клыки и когти крупного хищника. Человек познаёт мир не для того, чтобы переделать его под идеалы культа, а для того, чтобы самому себе, своей биологической особи, в рамках дарвиновской борьбы за существование, обеспечить в имеющемся (он же единственный) мире лидерство и господство.

    Такой интеллектуальный хищник не только не пополняет Коллективный Разум цивилизации, но и наоборот, использует все свои личные знания и умения, чтобы как можно сильнее этому Коллективному Разуму навредить, по возможности вообще его, как конкурента себе, уничтожить. Потому, когда мы говорим, что цивилизация – это интеллект и знания, мы должны делать поправку: не всякие.

    В рамках культа, когда они служат не особи, а культу, коллективному символу веры – да. В рамках эгоизма, когда они служат биологической особи – знания хуже невежества. Они производят хитрого злодея, который не просто воюет с обществом, но ещё и делает это виртуозно (как братья Чубайсы).

     

    -Как говорят в рекламе – «не всякий ум одинаково полезен»…

     

    -С точки зрения ОТЦ (Общей Теории Цивилизации) – безусловно, это так. Цивилизацию нельзя построить на невежестве, само собой, но и выстроить её на интеллектуальной хищности, на эгоистичной интеллигентности, на «мудрости мира сего», без привлечения иного мира – невозможно. Каннибалы ведь не всегда едят у костра в лесу: каннибалы могут есть и серебром с фарфора, в банкетной зале, но каннибалами они от этого быть не перестают. Есть в народном фольклоре упыри – грязнули, вылезающие из сырой могилы, а есть вампиры – утончённые аристократы, графы, живущие в дворянских замках. И кто из них опаснее?

     

    -Кто?

     

    -Одинаково опасны! Что упырь несёт смерть, что вампир. Ну, а то, что образ вампира романтичнее, так это чистая эстетика: такой же людоед, как и кладбищенский вурдалак!

    Оставив аналогии и метафоры, поясню научным языком: с точки зрения атеистического эволюционизма разделение силы и правды нелепо и безумно. Власть и богатство существуют неразделённо, как ин и ян. Человек борется за власть, чтобы получить богатство, а богатство ему нужно, чтобы захватить власть. Я даже не рискну определить, что первично, а что вторично, тут, скорее, следует говорить о двух сторонах одной медали. Понятно, что при персональных перестановках одни оказываются ближе к кормушке, другие – наоборот, отодвигаются от неё, но общая сумма остаётся неизменной.

    Смысл же цивилизации не в том, чтобы заменить персону персоной, римский профиль на нос картошкой или обратно. Смысл цивилизации в том, чтобы передать власть людям, не считающим приоритетом личное обогащение. То есть людям иного, цивилизованного типа мышления, для которых абстрактное священное выше конкретного личного.

    Борьба за личный успех должна смениться борьбой за общее дело. Борьба за физиологические удовольствия особи – борьбой за сакральную доктрину.

    Иначе борьба за власть оказывается игрой с нулевой суммой. Победители в ней улучшают своё персональное положение – но лишь за счёт того, что ухудшается положение проигравших и посторонних драке.

    Иной тип мышления и персональный состав – находятся в разных плоскостях. Тип мышления может поменяться у одного и того же человека, без смены лица. Наоборот, даже самая активная чехарда лиц, персональных перестановок – вовсе не гарантирует смены типа мышления. Чаще всего бывает, что у всех участников зоомахии тип мышления идентичный, что и неудивительно: они выросли в одной среде, варились в одной каше, и т.п.

     

    -Иммануил Кант, напомню, писал, что править должны законы, а не люди…

     

    - Когда Кант писал, что править должны не люди, а законы – он имел в виду, разумеется, Закон Божий. Потому что – без такой поправки – его утверждение очевидно абсурдно: всякому понятно, что власть хорошего человека лучше власти плохого закона. Потому то люди издревле сочиняли легенды о таких, как Робин Гуд – о добрых нарушителях плохих законов, и борцах с бесчеловечными «правоохранителями». Нужно ли отдельно доказывать, что «не все законы одинаково полезны», что под видом «закона» можно записать что угодно, бумага всё стерпит. И сделать на бумаге обязательным и людоедство, и жертвоприношения младенцев…

     

    (ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ)

4