Самое свежее

Эль Мюрид. Надежда Кремля на чудо Чем отличаются русские от украинцев? Политические анекдоты Спрут и маленький человек Алексей Рощин. Кто же обстреливает Запорожскую АЭС? О европейской дискуссии "Пускать ли Дуньку в Европу" или "петух подкрался незаметно" Александр Росляков. Новый Раскольников – или Преступление без наказания

223-летний юбилей русского гения. Стихи советских поэтов-ветеранов о А.С. Пушкине




  • Памятник А.С. Пушкину в Симферополе


    6 ИЮНЯ - ПУШКИНСКИЙ ДЕНЬ В РОССИИ и ДЕНЬ РУССКОГО ЯЗЫКА

    Стихи советских поэтов о Пушкине

    Юрий Асмолов
    (1961-2018)
    ПУШКИНУ
    Он участник вселенских событий:
    Без него – беспросветнее мгла,
    Меньше было бы чудных открытий
    И Победа бы позже пришла:

    Ведь в расчёте дубасящей пушки,
    В разведроте, в пехоте – кругоми
    Александр Сергеевич Пушкин
    Был незримым, но славным бойцом.

    Ратник наш! Богатырь солнцеликий
    Гонит нечисть от наших святынь
    И язык наш – живой и великий –
    Не даёт умертвить, как латынь.

    И сегодня, когда мы на мушке –
    Ложь свинцовая целит в сердца –
    Александр Сергеевич Пушкин
    Вновь встаёт на пути у свинца.


    Владимир Башунов
    (1946—2005)
    КРУГОВАЯ ПОРУКА
    К вечеру заморочало,
    с неба свесились мочала,
    стало скучно и темно.
    Стало так, а было этак :
    птичий щелк срывался с веток,
    рассыпаясь, как пшено,
    по садам и огородам,
    по искромсанным природам,
    по за пазухам, и в грудь
    проникая без усилья...
    И в ответ вздымали крылья
    «ничего» и «как-нибудь».
    Ничего, перебедуем ,
    прах и пыль с Творенья сдуем,
    как-нибудь переживем
    это лихо и поруху,
    принимая на поруку
    дым Отечества и дом.
    Было этак , стало вот как:
    сам-собой явились водка,
    помидор и огурец.
    Два притопа, три прихлопа...
    Издаля дивись, Европа:
    не пришел, вишь , нам конец.
    Вьпьем, что ли? где же кружка?
    С нами Пушкин и старушка,
    что торгует молоком.
    С нами вечное терпенье,
    Божий сад и птичье пенье
    да рубанок с молотком.


    Владимир Бушин
    (1924-2019)
    ЦВЕТОК И ЖЕЛЕЗО
    Бывают странные сближения.
    А.С. Пушкин

    1.
    Порой столкнешь событья, даты -
    И словно вспыхнет свет во тьме...
    Влюблённый Пушкин в 25-м
    Об Анне Керн писал в письме:
    «Я что ни ночь брожу по саду
    И повторяю: здесь она
    Меня дарила добрым взглядом,
    Со мной болтала до темна.
    Она споткнулась тут о камень,
    Не разглядев его во мгле,
    Его я выкопал руками -
    Теперь он на моём столе.
    А рядом - ветвь гелиотропа,
    Подаренного ею мне.
    Её унесшей тройки топот
    Мне часто слышится во сне…»

    2.
    Но вот уже я телезритель,
    И предо мной дней наших сын -
    Герой труда, мастак-строитель
    Иван Васильевич Комзин.
    Я верю чувств его избытку,
    Ведь он – всю правду не тая:
    - Когда мы строили Магнитку,
    Негаданно влюбился я.
    Ах, эта клёпальщица Дуся!
    Какая девушка была!
    Я за неё бы мог, не труся,
    Пойти на громкие дела.
    А рядом с ней был тихим, робким.
    Возможно, тем и угодил.
    Она дарила мне заклёпки,
    Когда я мимо проходил.
    Их набралось довольно много.
    - Бери! – смеялась,- Накуём!
    Одна – уж не судите строго -
    Доныне не столе моём…
    Экран погас, исчез рассказчик.
    Кусок железа и цветок…
    Как жизни той и сей образчик,
    Не сопоставить я не мог.
    Да, прихотливы жизни тропки.
    И сколько их, заветных троп,
    Где тот найдёт свои заклёпки,
    А этот – свой гелиотроп.
    Но здесь я разницы не встретил
    Между железом и цветком.
    Когда твой дух высок и светел,
    С иною мерой ты знаком.
    Всю жизнь я истово стремлюся
    Через моря и горы скверн
    В тот мир, где клёпальщица Дуся,
    Где восхищенье Анной Керн.
    Там нет дворянки, нет простушки,
    Но – сколько лет и сколько зим! -
    Там ждёт нас душ строитель Пушкин,
    Там ждёт поэт в душе Комзин.

    ПЕРВЫЙ
    Во всём, во всём был Пушкин первый –
    Не только в славе и любви,
    Но и в презренье к сытой черни,
    И в буйстве духа и крови.
    Он первым был и есть от века
    Певец народа своего,
    И нет в России человека,
    Чтоб так же чтили, как его.
    Он первым нас без рамок узких
    Смотреть на белый свет учил,
    И первым из поэтов русских
    Он пулю в сердце получил.


    Татьяна Глушкова
    (1939-2001)
    ПАМЯТНИК ПУШКИНУ
    Как сумрачно, как страшно на Москве!
    Растаял снег - и прозелень густая
    на славной, н е п о к о р н о й голове
    вдруг проступила, взор живой пугая.
    Она струится по твоей груди,
    по раменам, по старенькой крылатке.
    О, Боже! То не Пушкин впереди,
    то смерть - и тленья злые отпечатки!
    Лютуют ч а д а п р а х а над тобой!
    Глумятся: мол, и ты подобен праху...
    О снегопад, отдай ему рубаху,
    укутай пышной шубой снеговой!
    Хитер он, твой бессмысленный палач!
    Он душит то забвеньем, то любовью.
    Он смрад клубит к святому изголовью,
    хохочет он, заслышав русский плач.
    Он назовет иронией судьбы,
    нечаянной игрою непогоды
    и ржавчину на месте позолоты,
    и вспоротые древние гробы.
    Он храм откроет подле кабака,
    мелькнет в бедламе патриаршья митра.
    А я мечтаю, что твоя рука
    сжимает меч, а не поля цилиндра.
    Как бесы в полночь, разгулялась чернь.
    Ей трын-трава само скончанье света:
    стяжает звезд нерукотворных зернь,
    вбивает в землю отчий град поэта.
    И знаю я, что тленья убежит -
    навек вольна! - душа в заветной лире, -
    а всё невмочь, когда в дневном эфире,
    в подлунном, с л о в о м просветленном мире
    когтистый вран над Гением кружит!


    Евгений Ельшов
    (1925-2020)
    БЕСЧЕСТИЕ
    Ты честь свою ценою жизни
    От иностранца защитил –
    Отдал сполна родной Отчизне
    Талант и сердце. И почил.
    Сим памятник нерукотворный
    Себе воздвиг ты на года.
    А нам судьбой на речке Черной
    Урок великий преподал.
    Прошли года, эпохи – где же
    Тот русский дух, где Русь сама?
    О чести ныне говорят всё реже,
    Да и в словах один обман.
    В полон уводят иностранцы
    У нас и жен и матерей
    И, как товарами, поганцы
    Торгуют жизнями людей.
    Нас страх и робость обуяли.
    Подачкам рады, смотрим ниц.
    Моря и недра – всё отдали,
    Нет ни друзей и ни границ.
    Ах, Александр Сергеич, милый,
    Мы честь мараем и твою:
    Теперь нахалы, бомжи, рылы
    Вокруг тебя жуют, плюют.
    И наглость, видно, безгранична:
    Заезжий иностранец вновь
    Прилюдно, дерзко и цинично
    Твою сквернит жену-любовь.
    «Макдоналдс», гость заморский, даже
    Пред очи строгие твои
    Над домом-символом «Наташа»*
    Вознесся, гад, как над своим.
    Источник — https://rospisatel.ru/pd.html

1